aizen_tt (aizen_tt) wrote,
aizen_tt
aizen_tt

Categories:

Голод тема украинская

После того как выступления наладчика цеха шасси механосборочного производства Волжского автомобильного завода имени 50-летия СССР Александр Мельников на трибуну вышел  член ЦК КПСС, председатель Государственного комитета СССР по охране природы Федор Моргун. Свое выступление он преимущественно посвятил проблемам экологии и загрязнения окружающей среды.

После него выступил Григорий Бакланов, занимавший пост  главного редактора журнала «Знамя». Он в отличие от Коротича коснулся темы вседозволенности в пресс, сказав так:
"Я поддерживаю то предложение, которое здесь прозвучало, я тоже хотел это предложить: нужен Закон о печати. Необходим Закон о печати. Печать не может существовать по волеизъявлению — сегодня за гласность, а завтра против гласности. И печать должна нести ответственность за безответственные выступления. Нужен Закон. Нужна твердая юридическая основа. И будем честны — у нас еще нет демократии, мы только начинаем ей учиться. В верхних эшелонах многие до сих пор не верят, что законы и для них писаны, а внизу считают: демократия, - значит, мне все позволено. А свободы без ответственности не существует и не может быть. Но не только должностные лица... (Шум в зале.)

Горбачев М. С.

Товарищи, я думаю, давайте все же выслушаем точку зрения каждого. Вы же хотите знать позицию членов Политбюро, членов правительства, руководителей, точку зрения тех, кто так или иначе приставлен к большому делу. В данном случае выступает писатель-фронтовик, редактор. Пусть он выскажется, послушаем, будем знать его мнение. Будем знать и судить. А иначе мы только затянем время и все. Демократия предполагает умение выслушать мнение каждого. Пусть каждый делегат говорит то, что думает, а вы можете потом попросить слово и высказать свое отношение. Или остаться при своем мнении.»

Бакланов далее  начал осторожную критику Юрия Бондарева и Нины Андреевой:
«Бакланов Г. Я.

Я получил ряд телеграмм и звонков. Одну телеграмму, адресованную Юрию Дмитриевичу Черниченко и мне, из Харьковского университета я передал сегодня в Президиум. Содержание ее такое: "Неужели, товарищи писатели, никто не ответит Нине Андреевой и Юрию Бондареву?" Лежит телеграмма в Президиуме. (Шум в зале.)

Так вот, товарищи, я процитирую, раз такая телеграмма есть.
Я процитирую несколько фраз из выступления Бондарева: "Рыцари экстремизма, быстрого реагирования" — это о нашей публицистике; "яд, выдаваемый за оздоравливающее средство", "Геростраты мыслей", "история будет вспоминать со стыдом и проклятием о нас". И это не в пору Брежнева, не в пору, когда разлагался дух народа, а вот сейчас, в пору гласности! И было сказано, ссылаясь на некоего безымянного тракториста-механизатора, что газета сегодня может прихлопнуть и человека, и муху.

Классик нашей литературы Андрей Платонов дворником работал, но не боялся, что его газета прихлопнет. Только теперь благодаря гласности вышли его произведения. Александр Трифонович Твардовский не дожил до выхода своей поэмы в свет. Бек, роман которого мы напечатали и который глубже всех сказал о том, что такое административная система, умер, не дожив до его публикации.
Гроссману Суслов обещал, что и через 200 лет роман его не будет издан. Он сейчас издан. Все трое умерли от рака и рак был скоротечен. Врачи могут вам объяснить, что является причиной скоротечного рака. Судьбу Булгакова вы знаете Наша литература не такая перекошенная, как ее пытались представить.»



Григорий Бакланов выступил против Юрия Бондарева, который до этого выступил против очернения истории  -- неудивительно, что позже Бакланов работал в фонде Сороса



Книга Гроссмана «Жизнь и судьба», которая по мнению Бакланова заслуживала уважения – уравнивала Сталина и Гитлера


Далее так:
«(Шум в зале.)
Наша литература заслуживает уважения.
Перехожу ко второму вопросу. Судьба пленных и пропавших без вести в Афганистане стала сейчас судьбой народной. Люди пишут, что они готовы снять с себя последнее, чтобы вызволить наших ребят. Насколько же возвысился уровень сознания общества, если мы взглянем в прошлое, когда миллионы без вести пропавших так и остались лежать по полям и лесам непохороненные, и до сих пор появляются позорные статьи, которые их клеймят как чуть ли не предателей!
Чтобы вывести войска из Афганистана, потребовались и политическая мудрость, и мужество. Но чтобы ввести туда войска -ни одного из этих качеств не требовалось.

Ко мне обращались матери погибших в Афганистане, приходили в редакцию, я получил много писем от матерей. Они спрашивают: как это произошло? Кто стоял за этим? А мы знаем, что есть даже кандидаты в члены Политбюро, которые только из газет узнали о том, что войска вошли в Афганистан. Можно так жить, товарищи? Так нельзя. Гарантированы ли мы таким образом от повторения подобных вещей? Не гарантированы. Надо создать такой механизм, когда бы подобное не повторилось. Надо, чтобы каждый отвечал за свое. Надо, чтобы общество не брало на себя ответственность во всех случаях за виновников, они должны быть известны поименно.

С тех пор как человечество с собирания плодов и охоты перешло к земледелию и скотоводству, оно усвоило простую истину: чтобы получить молоко, не надо вырывать вымя. Корову надо прежде кормить, а потом доить.
(Шум в зале.)

Я закончу, товарищи, вы не волнуйтесь, я выстою здесь, выстою. Так вот. Наш Минфин до сих пор придерживается той политики, что надо для того, чтобы...

(Шум в зале.)
Горбачев М. С.
Товарищи, тут не эмоциями надо решать дело, а открытостью суждений, сопоставлением взглядов, которые мы должны потом выразить в наших политических установках, в решениях. Мы можем принять или не принять точку зрения оратора, это дело наше, но мы решим это коллективно и демократично. Давайте все-таки постараемся работать так, чтобы о конференции не сложилось мнение, что мы тут руководствуемся лишь эмоциями, на нас же огромная ответственность. Давайте послушаем товарища. (Аплодисменты.)

Бакланов Г. Я.

Наш Минфин до сих пор придерживается этой политики, что лучше вырвать вымя. Налоги только до какой-то границы обогащают государство, а за ней они разоряют. Они разоряют и граждан, и государство. Ни одной светлой идеи за все это время от Минфина не поступило. Мы бы с удовольствием напечатали, так как мы печатаем светлые идеи экономистов.
О судебно-правовой реформе. В предложениях сказано, что в отдельных случаях надо увеличивать число заседателей. Нет, товарищи, я думаю, не так. Я думаю, что надо расширить число заседателей и разрешить им выносить вердикт о виновности или невиновности. Это совершенно иная форма, и она существовала в России раньше.

И вот что я вам скажу на все ваши аплодисменты. Они меня не расстроили. Если мы не потеряем волю, если мы не потеряем доверия народа, мы одолеем. В Австралии, когда задают тест будущему кандидату в пилоты, есть такой вопрос: вы летите в двухместном самолете. Представьте, что со второго сиденья выпала английская королева. Ваши действия? Некоторые говорят — застрелиться. Кинуться за ней и поймать в воздухе. Правильным считается ответ — выровнять самолет после потери лишнего груза и продолжать полет. Так вот, в ходе перестройки нам не раз еще придется выравнивать самолет после потери лишнего груза и продолжать полет.
(Аплодисменты.)»

Затем выступил командующий 40-й армией в Афганистане,  он рассказал о тамошних делах. Затем слово взял секретарь правления Союза писателей СССР, секретарю правления Союза писателей Украинской ССР Борис Олейник.

Он говорил о больших  разоблачениях:
«Коммунисты, беспартийные, неформалы, вплоть до рокеров и "металлистов", с которыми мне довелось встречаться как делегату, единодушны в главном наказе — твердо, всеми конституционными средствами добиваться того, чтобы обновление стало необратимым. Да уже только за одно потрясающее открытие, что в своем теоретическом ускорении "развитого социализма" мы, оказывается, проскочили чуть ли не целую фазу реального социализма, - слава и осанна перестройке! Начертав оптимальный шлях, мы двинулись, выпустили в поднебесье воздушные шары самообманного благополучия, которые многие годы пытались состыковать с не весьма благополучной реальностью. В прожекторе гласности еще жестче обнажились "белые пятна" в давней и совсем недавней отечественной истории, зияющие черными дырами от свинцовых сапог культа.

Но я хочу сказать, что в последнее время, справедливо побивая культ, мы, в своем не всегда благородном гневе, бросаем камни на весь народ, подвергая сомнению чуть ли не все содеянное им. Перед моим внутренним взором еще с детских военных лет - бескрайнее поле с глубоко вывороченными серыми глыбами.
Присмотритесь: да ведь это же не глыбы, а серые фуфайки на плечах наших женщин, матерей, сестер, жен, любимых, согбенных в тяжком труде, да не за Сталина, а за своих мужей, сражавшихся с фашизмом, во имя победы отдавали они и красоту свою, безвременно угасшую, и последние силы. Во имя родной страны, по поводу которой кое-кто начал сомневаться: а была ли и есть ли эта страна? Не знаю, как у кого, а у меня и пославших меня на конференцию есть Родина - Советская Украина. (Аплодисменты.) И есть страна -Союз Советских Социалистических Республик. (Аплодисменты.) И я испытываю естественную гордость за свое социалистическое Отечество.

Забывать об этом, о том, что наша победа — это подвиг всего народа, таким образом лишая смысла жизни несколько поколений, - великий, непростимый грех. И наша литература, все виды искусства должны укреплять, а не разрушать связь поколений, хранить память не только о плохом, но и о том великом, непреходящем, что содеяли наши предки.
(Аплодисменты.)
В противном случае именно на беспамятстве может вырасти чертополох, в зарослях которого мы и не заметим, как взойдут ядовитые семена нового культа. А чтобы всего этого во веки веков не случилось, мне наказано рекомендовать, просить опубликовать наконец "Белую книгу" о тех черных временах, где со стенографической четкостью и точностью до конца разоблачить не только Сталина, а и определить степень вины каждого из окружавших его, назвать поименно не только жертвы, но и тех, кто задумывал и исполнял акты беззакония.
(Аплодисменты.)

А поскольку в нашей республике гонения начались задолго до 37-го, стоит огласить еще и причины голода 1933 года, унесшего жизни миллионов украинцев, назвать тоже поименно тех, по чьей вине случилась эта трагедия.
(Аплодисменты.)
Наконец, поименно изобличить доносчиков, которые поставляли экзекуторам "компромат". "Засветив" имена "стукачей" прошлого, мы нанесем превентивный удар и по тем кто еще только собирается взяться за это грязное предприятие. (Аплодисменты.)»

Это был первый раз, когда так публично подняли вопрос о голоде 1932-33 годов.



Борис Олейник первым в СССР прямо призвал поднять тему голода на Украине 1932-33 гг., причем призвал ее поднять только на Украине, хотя голодали во многих регионах СССР


Далее Олейник осуждал русификацию, начатую при Сталине в конце 1930-х:
«Одно из тяжких наследий культа — извращение ленинской национальной политики. Не стоит искать виноватых по регионам. Ведь беда универсальная. В этом плане одинаково печаль-ны и следствие, и причина. Следствие, в частности на Украине, таково национальный язык очутился почти на околице духовной и материально-производственной деятельности народа. Он постепенно как-то уходит из делопроизводства, из государственного и партийного обихода. Более того, во многих городах уже не существует школ на родном языке. Почти во всех высших учебных заведениях студенты лишены возможности учиться на языке своих матерей, не говоря уже о детских садах.
В этом вопросе не должно быть разночтений. Надо на державном уровне создать режим наивысшего благоприятствования функционированию родного языка во всех сферах и на всех этажах общества, подкрепив теорию правовыми законами, вплоть до привлечения к ответственности лиц, которые препятствуют развитию национальной культуры. (Аплодисменты.)»

После Олейника  на трибуну вышел  директор Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР, академик Евгений Примаков.

Примаков говорил так:
Уважаемые товарищи! Главный вопрос нашей конференции — с какой стороны, с какого ракурса ни смотри -это роль партии в перестройке. По-моему, нет никаких оснований считать, что кто-либо из выступавших, да, я бы сказал, и кто-либо из присутствующих в этом зале, подвергает сомнению руководящую роль КПСС в нашем обществе.
Дело даже не в том или не столько в том, что однопартийная система сложилась у нас исторически. Главное, как мне представляется, в четком выводе: любая альтернатива этому в нынешних исторических условиях нанесет непоправимый вред перестройке в рамках социализма. А это для нас самый главный критерий сегодня. При этом следует учитывать, что именно КПСС сама смело выступила за решительный разрыв с деформациями периода культа личности и застоя. Нельзя закрывать глаза и на то, что идеей многопартийности могут в первую очередь воспользоваться националистические, догматические элементы всех мастей. А это было бы страшным ударом по перестройке.»



Евгений Примаков на 19 партконференции, он вышел на трибуну – он выступал против многопартийности, но позже оказалось, что он был изначально сторонником устранения монополии КПСС


Далее так:
Но как сделать так, чтобы однопартийная система функционировала у нас более эффективно, как раскрыть и развить ее демократические возможности? Эти вопросы созвучны тем, которые волновали Ленина в последние годы его жизни.
В этой связи хотел бы остановиться на проблеме демократизации процесса принятия у нас решений — и экономических, и политических. В стране уже стали нормой дискуссии по телевидению, на страницах газет и журналов. В них сопоставляются различные взгляды и идеи. Логическим продолжением таких дискуссий, ступенькой следующей должно было бы стать формирование различных вариантов, альтернатив.
Возможность выбирать из многих вариантов и есть один из наиболее важных показателей отхода от командно-административных методов. Это показатель того, что в процесс подготовки решений по-настоящему, не на словах, а на деле, вовлекаются специалисты, наука в целом, общественность. Более того, при отсутствии выбора создается простор для недостаточно продуманных решений.»


Далее он перешел к критике командно-административной системы:
«Михаил Сергеевич Горбачев совершенно справедливо подчеркнул, что на конференции следует сосредоточиться на опыте последних трех лет, на недостатках и ошибках, неиспользованных резервах уже на пути перестройки.
В этой связи хотел бы упомянуть о постановлении по борьбе с пьянством. Об этом уже говорилось. Ни у кого нет сомнений, что победить этот широко распространенный недуг — одна из важнейших и благороднейших задач и нравственного, и политического, да если хотите, и экономического толка. Хорошим был этот замысел. И хорошим было само по себе постановление. Но как претворялось оно в жизнь? Прежними командно-административными методами, без научного прогнозирования возможных результатов и в связи с этим без проработки различных вариантов, призванных прежде всего надежно исключить выпивки во время работы и убрать их из партийного и хозяйственного "этикета".

В итоге мы хотя и добились некоторых положительных результатов, но много потеряли. Это проявилось хотя бы в том, что объективно подрывается монополия государства на производство алкогольных напитков, появился дефицит в сахаре, а перерасчет возросшего его потребления на гектолитр самогона свидетельствует о том, что и пьянство не очень-то сократилось. При этом выросла токсикомания. Я даже не говорю здесь о политических издержках, которые тоже велики.
Таким образом, уже наша перестроечная практика ставит вопрос: если совершенно четко проявляются недостатки принимаемых решений, то почему сразу же и радикально их не исправлять?
(Аплодисменты.)
»



Примаков упомянул об анти-алькогольной кампании очевидно лишь для того чтобы указать на "дефект" управленческой системы СССР -- но если действовать по науке, так мы зеленого змия переборем


Далее он говорил об углублении экономической реформы и интернационализации в разных областях жизни общества.
Tags: XIX партконференция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments