aizen_tt (aizen_tt) wrote,
aizen_tt
aizen_tt

Categories:

Советы должны получить полную власть

После выступления Василия Стародубцева на трибуну снова вышел Михаил Горбачев,  у него было что сказать собравшимся делегатам партконференции. Дело касалось созданных комиссий и тем решениям, которые он собрались принять – судьбоносным решениям для страны и ее народа.

Горбачев начал так:
«Товарищи! Вчера в соответствии с решением конференции начали работу все шесть комиссий, созданных по подготовке резолюций.
Одну из этих комиссий возглавляет Генеральный секретарь ЦК КПСС. Она должна подготовить две резолюции. Первая - общеполитического характера по повестке дня конференции и вторая - о демократизации общества и реформе политической системы.
Почему я взял слово по ходу конференции? Вчера на заседании этой комиссии при обсуждении проектов резолюций возник обмен мнениями по вопросу о разграничении функций между партийными и государственными органами. Этот разговор был интересным, содержательным, и мы его закончили на волне взаимопонимания. Но по инициативе некоторых членов комиссии, которых все дружно поддержали, меня просили передать конференции суть состоявшегося разговора, поскольку речь идет об определенном недопонимании предложений по этому вопросу, особенно относительно рекомендаций секретарей партийных комитетов на посты председателей Советов.
Очевидно, сказанного в докладе было недостаточно. Это можно объяснить: доклад ведь затрагивал огромный круг проблем, относящихся ко всем направлениям перестройки. Объяснить можно, но, видимо, прояснить вопрос все-таки следует.

Тут важно иметь в виду, товарищи, исходный пункт, нашу стратегическую линию в перестройке. Она осуществляется в интересах человека, и главным ее действующим лицом должен быть человек, народ. Отсюда и социальная направленность политики перестройки, обращенная к человеку, к преодолению всего негативного, что было в предшествующие периоды, с тем чтобы постоянно улучшались самочувствие человека, условия жизни, росло его достоинство. Отсюда и ставка на демократизацию в самом широком смысле - в экономике, в политической сфере, в духовной области, на то, чтобы создать реальные возможности для включения человека во все процессы перестройки, поскольку он - главное действующее лицо перестройки. Не аппарат, не какое-либо звено нашей политической системы при всей его значимости, а именно народ призван сыграть решающую, революционную роль.

Мы развернули процесс демократизации духовной жизни и создали такую общественную атмосферу в стране, которая позволяет вот так, как здесь, на конференции, обсуждать все беспокоящие нас вопросы, на которые должны быть даны ответы.
Мы широко втянулись в радикальную экономическую реформу. Сегодня она охватывает десятки, а завтра будет охватывать сотни миллионов людей - все народное хозяйство, всю страну. Это - масштабный и глубокий процесс. Думать, что в такой огромной стране, с накопившимися проблемами произойдет так: сегодня заснул, а проснулся, и все уже стало хорошо, - наивно. Надо от этих иллюзий избавляться. Нам предстоит огромная работа, потребуется революционная выдержка. Победит тот, кто выдержит. К. сожалению, некоторые у нас испугались процессов демократизации, развернувшихся в стране, движения общественной мысли и впадают в панику, кричат - караул! Другие же недовольны тем, что ничего не меняется за ночь, со вчерашнего на сегодняшний день, и.требуют что-то делать немедленно, что называется, ломать через колено и т. д,

Нет, товарищи. Это была бы самая простая, но ошибочная линия. Мы развернули широкий процесс, втянулись в радикальную экономическую реформу, на очереди теперь реформа политической системы. К ней мы подошли в результате развития самой перестройки, ее внутренней логики. Она нам просто жизненно необходима.
Почему? Многие помнят, что было в прошлом, а те, кто помоложе, должны знать об этом. Ведь у нас уже не раз в послевоенный период были крупные начинания социально-политического характера. Вспомните сентябрьский Пленум 1953 года. Василий Александрович Стародубцев выступал сейчас и говорил все правильно.

Я его поддерживаю как новатора, думающего человека, преданного делу, земле, на примере которого можно учить других. Так вот сентябрьский Пленум дал огромный толчок развитию села, все тогда пошло. Я работал в то время механизатором МТС, живо помню - это было возрождение деревни. Но уже к 1958 году все захлебнулось.
Вспомните и мартовский Пленум 1965 года. Это был не просто Пленум по аграрным вопросам. Это был Пленум о том, как вообще надо вести дела в стране, как формировать политику на научной, демократической основе, с участием всего общества, как надо руководить экономикой, как должна действовать партия. Если бы замыслы, которые тогда появились, были трансформированы в дела, мы бы уверенно пошли вперед. Кстати, восьмая пятилетка под воздействием такого подхода была лучшей из всех последних. Но захлебнулись и мартовский Пленум, и аграрная политика.
Точно так же захлебнулась реформа в промышленности, начатая в 1965 году. А ведь тогда, товарищи, решалось почти то же, что мы сегодня предусматриваем в экономической реформе, причем многое оттуда используем.»

В чем же дело? Все упиралось в политическую систему, в командно-приказные методы руководства обществом. Поэтому я вам прямо скажу: если мы не реформируем политическую систему, все наши начинания, все масштабные дела будут тормозиться. Вот почему я не согласен с Леонидом Ивановичем Абалкиным, от выступления которого сильно отдает экономическим детерминизмом и вообще недооценкой надстройки, которую мы решили реформировать. Он высказался в том духе, что-де не очень важно, как избирать депутатов, как заседать, какие будут политические институты. А ведь в докладе речь шла не о том да о сем, а о крупнейшей реформе, которую конференция, наш народ, да и весь мир уже видят. Жаль, что товарищ Абалкин этого не увидел. (Аплодисменты.)»

Горбачев тут явно искажает действительную картину событий. Восьмая пятилетка правда была неплохой, но потом наступил спад. С перестроечных времен бытует мнение, что полу-рыночные реформы Косыгина не имели успеха, потому что консерваторы во главе с Брежневым их остановили – но это неправда. Эти реформы не имели прочного задела, они имели лишь кратковременный эффект.



Утверждение Горбачева о том, что политическая система Брежнева мешала реформам Косыгина очевидная неправда – реформы были осуществлены, но их результат остался негативным


Далее так:
«Экономические законы надо познавать и использовать. Но социализм, говорил Ленин, - это живое творчество масс. Массы могут включиться во все процессы развития общества тогда, когда для этого есть необходимые предпосылки, механизмы демократии во всех сферах - политической, экономической, духовной. Мы многое сделали в духовной сфере и будем проводить, как бы трудно ни было, радикальную экономическую реформу. Но все это захлебнется, если мы не реформируем политическую систему.
(Аплодисменты.)

Замыслы, положенные в основу реформы, всем известны. Кстати, эти замыслы наши с вами вообще ничего бы не стоили, если бы они возникли только в Политбюро, у группы людей, и имели кабинетный характер. Мы уже на протяжении трех лет накапливали идеи относительно того, как правильно подойти к этому вопросу.
Обратились к нашей истории, чтобы извлечь уроки, понять, почему все так происходило: страна, располагающая огромными возможностями, оказалась в тяжелом положении, в предкризисном состоянии, почему мы не удовлетворены тем, как функционируют общество, экономика. Этот анализ позволил сделать определенные выводы, чтобы со знанием дела рассуждать о дне сегодняшнем и будущем. В течение трех лет мы накопили и собственный опыт ведения дел, получили много шишек, но умнеем не то что с каждым годом, а с каждым днем.

Я вижу, как от одного Пленума к другому меняется работа Центрального Комитета. Жизнь, логика перестройки поднимают всех нас, а в сочетании с гласностью, с развертыванием социалистического плюрализма мнений раскрываются люди, появляются новые идеи. У нас есть возможность выбирать лучшие из этих идей, причем выбирать опять-таки коллективно.»

Наконец генсек перешел к основанной части:
«Так вот: все то, что мы предложили партии и обществу, - это плод наших общих раздумий. И давайте обсудим эти предложения ответственно и серьезно.

Краеугольный камень демократизации - возрождение Советов как полнокровных органов народовластия, которые формировались бы на принципах новой избирательной системы и обеспечивали как можно более полное выражение многообразных интересов, существующих в нашем обществе. Это - во-первых.
Во-вторых, Советы должны в результате реформы получить полную власть в регионе - районе, городе, области, республике и т. д. Это должно быть закреплено соответствующими законодательными актами. Причем расширение прав Советов следует подкрепить материально - об этом сказано в докладе. Недостаток всех предшествующих решений состоял как раз в том, что в них много говорилось, что должен делать Совет, включая координацию работы всех организаций, расположенных на данной территории, а заканчивалось все оговоркой: "в пределах своей компетенции".

На встрече с секретарями партийных комитетов накануне подготовки Тезисов ЦК Филипп Васильевич Попов, секретарь Алтайского краевого комитета партии, который вчера выступал перед вами, сказал: я семь лет работал председателем облисполкома, прочитаешь очередное постановление о Советах - душу распирает, вот, думаешь, теперь Совет действительно возьмет власть и мы заработаем. И вдруг в конце читаешь: "в пределах своей компетенции". Начинаешь под микроскопом искать эту "компетенцию", а ее нет.

Вот теперь нам и надо решить все по-настоящему. Причем иметь в виду: мы с вами должны выработать политическую линию. Начиная с конференции, надо показывать пример, как действует политический авангард. Нам не следует расписывать: десять процентов или двадцать отчислять в бюджет Советов - это уже дело конкретной проработки с участием республик, краев, областей.

Мы должны прежде всего определить направленность, выработать политическую линию - как возродить власть Советов. Вот наша задача. Но, конечно, без конкретики и линия не проявляется, нужны конкретные мысли, аргументы, чтобы они откристаллизовались затем в политические установки.
Выступавший здесь Виктор Иванович Постников и другие товарищи напрасно беспокоятся, что, дескать, хотят теперь, чтобы Советы командовали трудовыми коллективами. Нет. Здесь необходимо установить взаимоотношения на строго правовой основе, на определенных нормативах. Территория должна, что называется, ощущать находящиеся на ней предприятия. А те - уважительно относиться к местной власти.

Ее ведь формирует народ, который на этих предприятиях трудится и заинтересован, чтобы решались не только ведомственные, но и общетерриториальные вопросы. Эту живую диалектику надо выразить в соответствующих законодательных актах. И, конечно, экономические вопросы должны быть решены независимо от того, кому то или иное предприятие подчиняется: области, республике или Союзу.

Следующий очень важный момент - разграничение функций между партийными и государственными органами. Этим вопросом партия занимается еще с ленинских времен. Но при Ленине что-то достигалось, а вот затем восторжествовала командно-административная система. Она привела к известным деформациям, к тому, что мы перегрузили партию несвойственными ей функциями и в значительной мере обескровили Советы. В результате перегрузки всей текущей проблематикой партия не, могла заниматься многими крупнейшими политическими вопросами развития социализма, нашей страны. И проиграли на этом, потеряли многое.

Посмотрите, сколько кричащих проблем! Они требуют теоретического анализа, выработки адекватной политики, а затем и механизмов, которые привели бы к ее воплощению в жизнь. Делегат от Нижнего Тагила товарищ Ярин по-рабочему прямо говорил, что многие вопросы надо решать. Правда, он призывал стукнуть кулаком. Вообще можно, товарищи. Если вы с этим согласны, давайте начнем это делать. (Аплодисменты.)

Но, знаете, не это нам нужно. Решая задачи обновления партии, общества в целом, нам надо удержаться от старых методов, которые как раз и привели наше общество в тяжелое состояние. (Аплодисменты.)

Я никогда не соглашусь с таким подходом, на том стою, и вам говорю честно и прямо: у меня эта позиция твердая. Если мы не включим народ в процессы управления, никакой аппарат (у нас он насчитывает 18 миллионов человек, 40 миллиардов рублей в год расходуем на его содержание) не справится с этим. И он не справился, поэтому система управления экономикой и обществом в целом требует радикальных изменений, о чем мы говорим сегодня, что делаем три последних года. Убежден, мы на правильном пути.
(Аплодисменты.)»

Тут Горбачев опять говорит дезу – 18 млн это весь состав КПСС, а аппарат несколько сот тысяч человек.

Далее так:
«Если мы реально хотим возродить Советы, следует заняться этим основательно.
Сейчас многие вопросы решаются у нас партийными комитетами, их отраслевыми отделами. Надо избавить партию от этого, возродить ее по-настоящему на ленинских принципах - как политический авангард общества, который призван обеспечивать разработку важнейших вопросов жизни нашей страны, перспектив движения вперед. Партия должна заниматься выработкой идеологии, организацией масс, быть тесно связанной с людьми, воодушевлять, поддерживать, становиться на их защиту. Нам нужна партия, которая развернула бы умную, дальновидную кадровую политику в интересах перестройки.
Наконец, если мы в нашей многонациональной стране не будем учитывать интересы каждой республики, автономии, перестройка не пойдет. Она будет успешной только тогда, когда все нации и народности будут чувствовать себя полноправными участниками общенародного дела, сознавать, что все это в наших общих интересах, в интересах каждой нации. (Аплодисменты.)

Это требует огромной интеллектуальной, теоретической и политической деятельности. Вот я слушаю многих наших ученых - некоторые из них делают серьезный анализ, помогают нам, когда речь идет о крупных недостатках существующей системы, но, откровенно говоря, маловат конструктивный запас, недостает новых идей.

А нам надо двигать перестройку, и народ хочет, чтобы она шла быстрей. Поэтому партия должна развернуть научное осмысление коренных процессов. У нас сейчас много проблем, связанных с аграрной политикой, которую надо доработать, завершить, чтобы она отвечала нынешнему этапу перестройки, потребностям общества. Национальные вопросы стучатся и в двери, и в окна нашего дома. Мы начали изучать их, и они потребуют проведения Пленума ЦК.
Нужна разработка проблем воспитания молодежи, подготовки смены.
Это же все вопросы большой важности, имеющие огромное значение для судеб нашей страны. Их следует решать, поэтому партию надо освободить от несвойственных функций, и она должна развернуть мощную работу на всех этих политических направлениях. Именно партия, другой силы я не вижу. Все, кто пытается поставить под сомнение роль и значение партии, получают у нас решительный отпор. Кое-кто хочет преподнести это так, что, дескать, из прошлого следует вывод: надо партию ограничить. Нет, не в этом дело, товарищи! Не в этом. Если бы вдруг у нас вирус этот завелся - недоверие, сомнение относительно предназначения нашей партии, - это был бы самый большой подарок противникам перестройки. (Аплодисменты.)

Партия должна возродить себя на ленинских принципах, как политический авангард, развернуть свой потенциал. Этого ждет общество. Этого ждет весь прогрессивный мир. Я уверен, что это по плечу КПСС, которая пошла на смелый анализ, взяла на себя ответственность и поставила себя под огонь критики. Многие критикуют сейчас КПСС - и в стране, и в мире. Ничего, наша партия сильная, она способна выдержать все это, выработать правильную политику и повести общество вперед.
Такая партия может действительно называться политическим авангардом. Им уже является и станет в еще большей степени в будущем наша ленинская партия! (Аплодисменты.)
Теперь о Советах, которые получают огромную исполнительную власть, полномочия и права. Что в связи с этим получается? Сейчас у нас Советы, как органы, состоящие из представителей народа, низведены в подручные своих исполкомов.
Я в исполкомах заседал много лет - в качестве первого секретаря Ставропольского крайкома партии девять лет в крайисполкоме, а до этого, будучи секретарем городского комитета, заседал в горсовете. Так что я знаю изнутри, что это такое. Сессии назначает исполком. Повестку дня определяет он: неважно, нужен тот или иной вопрос, стучится ли в двери, исполком ставит его, когда ему удобно. Аппарат весь при исполкоме, исполнительные управления при исполкоме. Депутату куда податься? Опять же в исполнительный орган.

Сегодня, товарищи, Советы как представительные органы оказались на второстепенных, даже на третьестепенных позициях. Ими в лучшем случае командует исполком. И если мы хотим возродить Советы, то надо прежде всего возродить тот самый Совет, который представляет людей, дать ему соответствующие права, чтобы именно его власть была источником всех остальных полномочий.
Совет, конечно, должен формироваться, как я уже сказал, на другой основе. Сюда должны прийти активные люди. Нам не нужно, видимо, громоздких Советов. Об этом подумаем потом. Сейчас важно определиться с подходами. Совет должен формировать исполком, подбирать через комиссии, предварительно обсудив руководителей управлений.
При этом нечего делать в Совете тем, кто руководит управлениями в исполкоме. А то ведь сейчас у нас все исполнители, они же депутаты, члены Совета, сами себе определяют, что делать. А кто их будет контролировать? Поэтому, товарищи, поворот намечается крутой.

Не думайте, что все нам будут аплодировать. Но если хотим возрождать Советы, то надо идти этим путем.
И, за исключением председателя исполкома, все его члены не должны быть депутатами. Этот кабинет, который назначает себе Совет, и призван исполнять его решения.
И вот для того, чтобы Совет заработал, надо подкрепить его авторитет авторитетом партии.
Нам нечего стесняться ни перед народом, ни перед миром. Мы партия правящая, а в любой стране правящая партия формирует правительство, осуществляет исполнительную власть на разных уровнях. Одни партии приходят к власти через процессы революции, мирным или немирным путем, другие - через выборные кампании, но та партия, которая сегодня у власти, выдвигает кандидатов и проводит их через демократические механизмы.
Таково положение и нашей партии, мы от роли правящей партии в стране не отказываемся. Наоборот, хотим ее подтвердить и признаем, что чувствуем свою возросшую ответственность на этапе перестройки. А если так, то речь, наверное, идет о том, чтобы авторитетом партии подкрепить полновластие Советов. Кстати, эта идея была подсказана снизу, в письмах коммунистов.
Мы ее начали обсуждать, потом вышли на широкий круг людей, советовались с юристами, я трижды встречался с секретарями обкомов, ЦК компартий союзных республик. Не сразу и не все они ее восприняли. Но, когда начали размышлять, убедились, что это поможет партии возродить себя в качестве политического авангарда, освободиться от несвойственных ей функций, а одновременно поднять роль Советов. Не сделаем это - нынешняя традиция так сильна, что все останется как было.
Поэтому целесообразно в Совете избрать председателя и президиум, в который войдут председатели постоянных комиссий. Президиум не будет непосредственно руководить исполкомом. Нет, это дело Совета, сессий. Но раз на исполком возлагается ответственность за исполнение решений, ему тоже не надо мешать мелочной опекой.

Некоторые товарищи говорят: пусть в составе исполкома остается партийный секретарь. Но тогда и сам он становится исполнителем. А кто же будет контролировать исполнение политических решений, принятых на сессии? Кто решает, тот и исполняет, а кто же спросит-то? Вот поэтому и получается так: приняли решение, а оно лежит, не выполняется.

Я сильно раздвинул рамки аргументации этого тезиса, чтобы не было ни у кого представления, будто есть намерения втихомолку, опираясь на авторитет конференции, протащить какую-то идею. Нет, товарищи, здесь надо идти открыто, с пониманием огромности дела, которое мы затеваем. Нам надо опереться на авторитет партии и возродить Советы. Если мы столкнем эти две ключевые силы нашей политической системы, ничего не получится.
Толку не будет. Вся суть в том, чтобы обеспечить органичное их сочетание.
По новым требованиям, которые мы с вами утвердим, секретари всех рангов будут у нас избираться из двух, трех или больше кандидатур тайным голосованием на Пленумах. Значит, они должны пройти проверку демократическим путем, а уж потом их рекомендуют. Партийный секретарь должен будет пройти через Советы, через обсуждение представителей трудящихся, еще одну, так сказать, кампанию. Они его обсудят, да еще неизвестно, выдвинут ли на голосование. Мы ведь не зря говорим: "как правило". Это значит, что не везде будет так, могут и другого выдвинуть. Но тогда встанет вопрос: почему не выбирают секретаря?

Тогда пусть партийный комитет разбирается, кто же его возглавляет.

Иначе говоря, это, во-первых, дополнительные обязанности, а во-вторых, контроль трудящихся над партией. Она как бы проходит проверку демократическим путем. Но это необходимо, чтобы опираться на волю народа.

И вот что еще хотел сказать. При решении этого вопроса нам надо отрешиться от узкоэгоистического подхода. Давайте на дни конференции забудем, кем мы работаем, и будем в духе партийного товарищества рассуждать, как обеспечить эффективное функционирование нашей политической системы. А если будем все подгонять под себя, то никогда не выйдем из нынешнего состояния. Мы попытались реалистически взглянуть на весь политический процесс, втянули в это всю партию и народ - открыто, демократически. Думаю, выходим на правильные предложения.
Вот что я хотел сказать по просьбе комиссии. Это еще не заключение, товарищи. (Аплодисменты.)
Tags: XIX партконференция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments