aizen_tt (aizen_tt) wrote,
aizen_tt
aizen_tt

Categories:

Последние штрихи

20 июня 1988 года Политбюро ЦК КПСС провело итоговое обсуждение деталей доклада, подготовленного рабочей группой. До открытия партконференции оставалось всего 8 дней, оставалось заполнить последние штрихи.

Обсуждение проекта доклада Горбачева к XIX партконференции начал премьер Рыжков.
« Рыжков.

Очень сильно изменился материал по сравнению с тем, что мы уже обсуждали. В положительном смысле. Лично на меня доклад произвел неизгладимое впечатление. По главным разделам налицо продвижение вперед. Осмысление проблем и предложения необычны. И скажу так: доклад заглядывает в самую глубину проблем общества. Именно такого доклада ждет народ.

Народ и история оценят доклад. Оценит и внешний мир. Сила доклада в том, что он затрагивает самые глубокие проблемы, которые жизнь поставила перед нашим обществом. Особенно хотелось бы поддержать раздел о задачах перестройки политической системы, о деятельности Советов. Назрела реформа Верховного Совета. Полностью поддерживаю и идею учреждения поста председателя Верховного Совета.


Огромны проблемы по реорганизации работы парламента. Без серьезных изменений здесь мы не добьемся народовластия и никого за границей не убедим, что у нас парламент не чисто формальный орган. Так дальше нельзя. Отметил бы и положение в докладе о гласности. Надо развить эту тему, соединить с темой высокой ответственности самих членов общества. Раздел о партии. Он отвечает на вопросы, которые задают советские люди. Важно, что он сильно самокритичен. Надо это сделать. Потому что народ все равно не верит, что в партии все хорошо. Теоретическая часть в этом разделе должна отвечать на вопрос: каким должен быть социализм?

Соображения и предложения:
– В экономической реформе пойти в глубь самого производственного предприятия. Дело не только в управлении, не только в кадрах, а и в самих рабочих – они тоже с грузом прошлого.
– О Советах. Согласен: члены исполкомов не должны быть депутатами. Это нецелесообразно: ведь будет четкое разграничение функций исполнительной и законодательной власти.
– О Совмине. Нужна новая формула государственной власти – подотчетность правительства парламенту, право законодательной инициативы и т.д.
– В разделе о партии нет четкого ответа, как партия будет использовать общественное мнение.
– О СМИ. Сейчас они действуют как монополисты определенных тем и проблем. А надо, чтоб каждый мог высказаться свободно в СМИ, чтоб одна монополия не заменилась другой.

Громыко.

Очень глубокий доклад. Он вооружает пониманием и прошлого, и настоящего, и в большой мере нацелен на будущее.

Тут мысли Михаила Сергеевича, которые он высказывал в разное время. Но теперь он идет дальше.
О Советах. Тут резкое изменение. Берем глубоко. У некоторых сложилось ощущение, что надо совсем отделить партию и Советы. Поэтому хорошо, что Совет должен возглавлять партийный секретарь.

Внешняя политика. Нет замечаний. Считаю – все правильно. Но историю внешней политики мы должны разделить на два этапа – довоенный и послевоенный. Масса сейчас всего пишется.
Я убежден: по окончании войны наши союзники очень рассчитывали на то, что мы распустим армию совсем и что мы не встанем на путь создания ядерного оружия. Но мог ли СССР пойти на то, чтобы переключить все ресурсы на мирные цели?

Тут большое «но». Нас ведь хотели согнуть в бараний рог. В Совете Безопасности ООН мы предлагали Соединенным Штатам остановиться в гонке ядерных вооружений. Они отвергали. Поэтому мы не могли отказаться от производства ядерного оружия. А они не захотели сокращать свои военные базы: у них их тысячи были. И нам нельзя было иначе во имя независимости страны. При Хрущеве у нас было создано 600 ядерных бомб. Он тогда сказал: докуда же будем наращивать? И при Брежневе можно было бы занять более разумную позицию. Но мы по-прежнему оставались при принципе: они гонят, и мы гоним – как в спорте. Наука и умные люди уже сделали вывод о бессмысленности этой гонки. Но мы и американцы продолжали ее. Мы примитивно подходили к этому делу.

А высший наш командный состав исходил из того, что мы победим, если разразится война. И гнали, и гнали ядерное оружие. Это ошибочная была наша позиция, совершенно ошибочная. И политическое руководство виновато в этом полностью. Десятки миллиардов гнали на производство этих «игрушек», ума не хватало. Но вы же все знаете, как решались тогда вопросы. Надо усилить эту тему в тезисах.»

Позиция Громыко предельно ясна --- он насторожено относится к передачи Советам значительной власти, даже при сохранении главенства в партии. Кроме того он не прокомментировал введение «умеренных» рыночных отношений.



Андрей Громыко занял почти консервативную позицию -- указал на необходимость сохранения руководящей роли партии и проигнорировал экономическую часть доклада, он отрицательно относился к рыночным реформам


Далее говорил Лигачев:
«Лигачев.

Доклад производит самое выгодное впечатление своей глубиной и основательностью. Много конструктивных, конкретных мер по развитию перестройки. Доклад вполне достаточен. Он отвечает на многие вопросы внутреннего развития общества. Надо сказать не только о необратимости перестройки, но и о ее углублении… Важно, что разработаны проблема политической системы и роль в ней партии. Весь народ возбужден: наряду с новыми формами управления многое остается по старому.

Горбачев.

Народ, действительно, беспокоится, мол, тут ничего не происходит. В одной Москве осело в конторах сколько чиновников! Политически важно сказать, что мы уже сделали. Одна треть министерств уже ликвидирована.

Лигачев.


О председателях Советов. На высшем уровне я «за» целиком. А вот – в областях… Тут у меня сомнения. Мы же, партия, подменяем саму власть. А с другой стороны: если во главе Совета партийный секретарь – что это значит? Это значит, что на него возлагается вся ответственность за работу Совета. Согласуется ли это с разделением функций?»

Надо заметить, что Лигачев оказался даже более умеренным консерватором чем Громыко – он выступил за то, чтобы в регионах секретари обкомов горкомов не становились руководителями Советом на местах.



Егор Лигачев после истории с письмом Нины Андреевой слегка по умерил свой консерватизм, уступив место консерватора №1 Громыко


Далее Лигачев говорил об отборе в КПСС:
«Об отборе в КПСС. Как мы принимаем сейчас в партию? Вот статистика. Из среды рабочих каждый 16й попадает в партию, из среды ученых, писателей и т.п. – каждый второй – четвертый.»

Тут Лигачев был прав – при Сталине КПСС была партией рабочих, но после него в партию поплыло интеллигентное дерьмо. Партия принимала все больше людей не имевших к трудящемуся народу никакого отношения. Это не шло ей на пользу. Это уже не говоря о раздутом штате – 18 млн членов партии это был тяжелый перебор.



К 1985 г. партбилеты имели 18 млн граждан -- партия переставала быть элитной организацией твердых коммунистов, а замещалась сборищем присосавшихся карьеристов


Далее так:
«Горбачев.

Не разрешен у нас этот вопрос. Мы же не можем всех желающих в партию забирать и не можем же мы свою рабочую партию сделать другой. И молодежь очень слабо принимаем в партию. Тут нужны критерии.

Лигачев.

СМИ делают великое дело в перестройке. Без них мы ни куда бы не продвинулись. Однако надо будет, видимо, сказать, что в СМИ процветает групповщина. Сказать о том, что пресса, критикуя, ставит критикуемого в бесправное положение.

Горбачев.

Получается «наездничество в литературе», как говорил Ленин. Нужна гласность исцеляющая… Но как исцелять, если ответить не может тот, кого критикуют?

Чебриков.


Доклад не требует переделки, ломки, перестановки глав и т.д. Доклада с таким количеством нового мы не имели давно, и с таким количеством непривычных суждений. Он демократичен и по построению, и по существу вопросов, которые затрагивает. Нет окончательных точек над i. Сформирована концепция развития… без перегибов, на реальной основе. И без очернения прошлого. Видно, куда пойдет перестройка.

Тут база и для ученых, и для практических работников. Тут синтез всего того, что говорит наука, сама жизнь. Важно, как сказано о руководящей роли партии, тем более что есть попытки ослабить руководящую роль КПСС, расколоть партию и народ. Поэтому я бы предложил усилить тему о руководящей роли партии. Международный раздел получился хороший. Может, еще сильнее сказать о том, что удалось отодвинуть угрозу ядерной войны, сказать еще ударнее.»


Выделенные красным шрифтом слова Чебрикова о том что надо защищать от очернения прошлое и больше говорить о руководящей роли КПСС. На деле эти слова можно смело отнести к показному лицемерию -- Чебриков был руководителем КГБ СССР, организации которая направляла все анти-советское, что было в обществе, то есть провоцировал национализм и возникновение анти-социалистических сил.



Глава КГБ Виктор Чебриков был одним из ключевых организаторов процесса разрушения СССР -- он говорил на Политбюро одно, а на практике делал совсем противоположное


Далее так:
"Горбачев.

В первом варианте было сказано сильнее: «благодаря нашей силе». Благодаря новому мышлению – так правильнее. Ведь если мы не будем упирать на реализм и не будем предлагать реальные вещи, то с той стороны никто нам навстречу не пойдет и ничего не будет. Это же общий процесс. Хотя вывод о том, что отодвинули угрозу войны, очень важен. И очень важно, что мир пробудился и берет в свои руки свою судьбу...

Чебриков.

О комсомоле и его «партнерстве с КПСС». Я не настаиваю на термине «под руководством», но как то надо так сказать, чтобы отношения с общественными организациями понимались в демократическом духе, но и не так, чтобы каждый мог читать по своему.

Горбачев.

Я за руководство, но за правильное руководство, не командование.

Шеварднадзе.

Ожидания, надежды оправдываются. Трудно было ответить на главный вопрос, который поставлен был в самом начале – в состоянии ли партия выполнить роль лидера пере стройки? В принципиальном плане самая центральная наша задача – реорганизация верха политической системы. Это волнует всех – как на практике сочетать демократию, гласность с сильной центральной властью, необходимой для нашей огромной страны, для многонационального государства.

Горбачев.

Надо об этом специально сказать.

Шеварднадзе.

Найдена удачная формула о сочетании партийного руководства с советским. Сомнений было много. Но другого пока предлагать не надо. Там ведь сказано: «на данном этапе», т.е. нынешняя политическая культура большего не позволяет.

Горбачев.

80–90% секретарей обкомов, судя по тому, что они говорили на моих встречах с ними, за такое решение. Усиление исполкомов нужно, но только через усиление самих Советов и с учетом того, что коммунисты туда будут избраны свободным волеизъявлением трудящихся. То есть впервые коммунисты будут у власти на законном основании. И на генсека у нас будет узда, не так, будто ему все положено: да, ему многое положено, но только по закону. Словом, надо думать о стране, а не о портфеле.
И если кто будет под гонять свою работу, кто под Горбачева, кто под Щербицкого, кто под Рыжкова, кто под Громыко, – мы против таких порядков. Нам могут простить промахи, отставание, но не отказ от нашей линии. А когда страну выведем на широкий простор, тогда многое определится яснее.

Шеварднадзе.


…О правах человека: так широко это поставлено в докладе, великое это дело!

Горбачев.

Но этот раздел у нас пока все таки сырой. Права человека пошли от нашей революции. А чем обернулось? Словом, не получилось у нас пока.

Шеварднадзе.

Надо добавить, что готовы честно выполнять свои обязательства по международным пактам. Национальный вопрос… Если что может помешать перестройке, так это деформации в национальных отношениях. Пункт о выходе из СССР в Конституции нашей дан упрощенно.

Горбачев.

Что тут говорить: при командно-административной системе в Конституцию можно вписать что угодно. А в условиях демократии с этим надо поосторожнее.

Шеварднадзе.

Международный раздел. Предложений у меня два: – Сказать об ООН, о возрастании ее роли как универсальной организации. – Об утверждении новых принципов в военном строительстве, что позволит высвободить больше ресурсов на цели благосостояния народов. Заключительный раздел – очень убедительно сказано о будущем социализма. Важно и то, что сказано о диктатуре пролетариата: закрываем этот вопрос.


Долгих.

Период, связанный с ХIХ партконференцией, схож с послеоктябрьским периодом в истории революции. Речь идет о крутом повороте. Конференция – лоцманка для страны. Мои пожелания:
– О структуре Верховного Совета. Мне очень понравилась идея – высший руководитель избирается практически всеми трудящимися. Но надо сказать о новой избирательной практике в принципе.
– Областной секретарь – он же председатель Совета – это ключ к решению вопроса о руководящей роли партии.

Горбачев.

Надо честно сказать, что партия будет руководить, но будет руководить исключительно на законных основаниях, на основе свободного мандата от народа.

Долгих.

Об оппозиционных партиях. Посмотрите, что делается в Эстонии, в Москве, в Молдавии! Надо быть настороже. И нам самим в Политбюро определиться: мы что, за допущение оппозиционных партий? Нужно выработать твердый курс в этом вопросе.

Горбачев.

Вот когда мы этот курс предложим и когда он даст плоды, тогда решим наши сомнения насчет других партий, тогда все встанет на свои места. Сейчас дело не в многопартийности, а в правильной дороге для всего общества. Почва, на которой растет экстремизм, это то, из чего мы сами хотим выйти. А сейчас мы еще только замахиваемся на многое.

Долгих.

Обстановка требует быть настороже.

Горбачев.

Не в этом дело. Не в «настороже», а работу надо делать, чтобы результаты были. Для меня нет вопроса – социализм такой, каким мы его вводим сейчас, отвечает принципам демократии. Но без партии мы не выйдем на такой социализм, а партию нужно реорганизовать. "



Владимир Долгих предупредил об опасном росте оппозиционных движений -- он не знал, что за всеми этими движениями стоит глава КГБ Чебриков и сам генсек Горбачев


Следом слово взял товарищ Бакланов:
«Бакланов.

В докладе правильно отмечено, что отодвинута угроза ядерной войны. Это и определяет нашу оборонную стратегию. Дана четкая ориентировка на качественные параметры обеспечения безопасности Советского государства. Это должно быть в основе нашей оборонительной доктрины.

Соловьев (первый секретарь Ленобкома КПСС) .

При обсуждении тезисов залы были заполнены людьми до отказа.

Горбачев.

Вот это самое главное.

Соловьев.

Никто не уходит с собраний, которые иногда длятся по три часа и больше. Участвуют не только коммунисты. И главный у всех вопрос: что будет с перестройкой? Это всех волнует. Закон о предприятии работает плохо. Продолжается командование со стороны министерств. Никто не хочет отдавать власть.

Горбачев.

Шмелев (писатель и экономист) призывает не проводить реформу розничных цен. Признал, что был не прав в своих статьях в ходе дискуссии о ценах. Соловьев. Нужно реформировать и цены. Горбачев. Ты прав.

Соловьев.


Относительно СМИ. Правильно сказано: демократия и гласность – не произвол. Очень поддерживаю этот тезис.

Горбачев.

Многие из нас склонны как бы их поприжать. А я бы сказал так: мы накопили определенный опыт и теперь уже, пожалуй, можем закон о СМИ писать. Раньше не могли этого делать. Правильно боялись, как бы не задушить начисто.

Воротников.

Доклад производит неизгладимое впечатление.

О политической системе. Изложено хорошо. Но в печати уже возникли вопросы. Некоторые деятели пишут об «изменении политической системы», имея в виду совсем другие цели. Может быть, сказать точнее о реформе, о реконструкции политической системы. Чтоб не поняли так, что речь идет об изменении всей социальной системы. А в РСФСР будет двухпалатный Верховный Совет? «Автономию» РСФСР надо как-то оформлять (как в других союзных республиках). Кто будет во главе РСФСР? Ведь нет должности партийного лидера в России. В докладе сказано: «Дали втянуть себя в гонку вооружений. Оказались на грани ядерного конфликта»... Это как понимать?

Горбачев.

Это самое мягкое выражение. Можно было бы и сильнее сказать.

Воротников.

Что, не империализм, а мы сами виноваты? Не использовали мы всех средств для создания мира? Сами втянулись в чужую логику?

Горбачев.

Тут дурная диалектика: раз уж они так, то и мы так. Были возможности – да, но нас заводили. Если внимательно проследить – мы всегда их догоняли и не использовали должным образом политические методы для достижения своих целей. Однако с той стороны нам постоянно но мешали раскрыть потенциал социализма. Эта констатация в какой-то мере может ослабить нашу ошибку. Хотели обеспечить стратегический паритет.

Правильное понятие – стратегический паритет. А мы делали ставку на паритет механический. Мы что, со всей НАТО хотим иметь паритет? Со всем миром соревноваться в количестве вооружений: пушка на пушку, самолет на самолет? Тогда давай, вводи карточки на продукты, превращай всю страну в военный лагерь и давай гони. Ситуация менялась. А мы не использовали того, что было в нашем распоряжении. Направления мы не меняем. Но раньше нас не хватало на разумное раскрытие наших миролюбивых возможностей.


Воротников.


Вот вы сейчас рассуждаете понятно…

Горбачев.

В первоначальном варианте мы в тезисах записали, что оказались на грани войны. Потом, чтобы не пугать, решили смягчить формулировку.

Добрынин.

Доклад закладывает предпосылки развития на 10 лет и на 100 лет. В этом его основное значение. …Предлагаю внести ясность: председатель Верховного Совета СССР и Генеральный секретарь ЦК КПСС – это одно лицо. И нечего тут темнить. Кстати, не все знают, что генсек у нас и председатель Совета обороны.

Щербицкий.

Что ни абзац – гора мыслей, и при этом формулировки – с учетом уровня делегатов. "

Этот издевательский подхалимаж исходил от Щербицкого, который был конкурентом Горбачева в 1985 г, а после единственный из "брежневской" гвардии удержался у власти до самой смерти. Но при этом он в Киеве у себя критиковал перестройку.



Щербицкий в 1985 г. был конкурентом Горбачева, но после демонстрировал ему подхалимскую лояльность


Далее так:

"Горбачев.

Доклад концептуальный. А конкретные вопросы избирательной системы, реорганизации Верховного Совета и другие будут прорабатываться на советском уровне. Но ясность надо было внести, чтобы не возникало разночтений. Чтоб не получалось: партия свое недоработала и сбросила с себя… Например, вопрос об «уходе» партии от хозяйственных дел. Это примитивное понимание того, чего мы хотим. Партия – носитель программных целей общества. На таком этапе, с такой новизной никто, кроме партии, не справится. Она должна держать направление. Или «коренная реконструкция политической системы»?
И это будет наш новый шаг в теории. Но как это воспримут миллионы людей – это серьезный вопрос. Начнутся толкования. Но мы должны на это идти. Термин «совершенствование» не подходит. В нем нет глубины преобразования. Наверно, лучше всего все таки термин «реформирование общества». Оно переходит в другое качество, но база остается.

Щербицкий .

На таком форуме, товарищи, ничего нет об энергетике, о шахтерах… Нехорошо. Будет флюс. Если к следующей пятилетке не поправим здесь дело, получим большой провал.

Зайков.

Рабочий класс выступает за порядок…

Горбачев.

Когда возникают даже самые острые вопросы с положением рабочего класса, надо во всем основательно, всесторонне разбираться с учетом интересов всей страны, возможностей ее на этапе перестройки. Нельзя позволять доить Советскую власть без конца!

Зайков.

У нас немало проблем, которые все больше возмущают москвичей. Есть антисоветские группировки. Но есть и законные протесты. Например, против переноса зоопарка в Битцевский парк. Москвичи возмущены. На асфальт ложатся. В субботу 400 человек лежали. …Со СМИ надо уже разбираться. В «Известиях» печатают прямо антиконституционные статьи. "



Лев Зайков поддержал Лигачева  и Соломенцева в отношении СМИ, заявив, что чернуха в прессе против прошлого ССР недопустима --- никто из них не знал, что вся чернуха лилась с указаний самого Горбачева


Далее так:
«Слюньков.

Об экономике – все главные проблемы здесь изложены. Очень важно, что даны новые подходы, уходим от принципов «вала» в планировании темпов.

Горбачев.

Многие ставят вопрос так: что мы будем делать – проводить радикальную экономическую реформу или пятилетку выполнять? Мол, если держаться за план, то все старые подходы к социальной сфере и т.д. сохранятся.

Слюньков.

Целых два поколения потеряли в смысле допуска к руководству в результате брежневской «стабильности» в кадровой политике.

Соломенцев.

В докладе НТР не стоит на первом месте. И не она впереди в структурной политике. А кадры современных рабочих надо готовить на современных станках. О качестве работы надо бы вопрос поставить шире – как и о качестве труда где бы то ни было. В термине «реконструкция политической системы» сначала я сомневался. Теперь, после ваших разъяснений, думаю, что, видимо, лучшего термина нет.

Никонов.

По существу, речь идет о договоре со всем советским народом, вроде как у Жан Жака Руссо – «Общественный договор». Продовольственная проблема остро изложена в докладе.
Правильно. Но все же: если мы еще 5–6 лет промедлим в деле восстановления экономического равновесия между городом и селом, мы будем иметь сплошную «нечерноземку» по всему Союзу, т.е. такое же гибельное состояние сельского хозяйства, как в нечерноземных областях России. Нельзя дальше так потребительски относиться к деревне. Люди уйдут на самую низкооплачиваемую работу, но – в город. Политические права – да, они есть.

А экономические права?.. Они ведь связаны с тем, что продукт труда – это результат самореализации человека в его праве на производительную деятельность. В контексте раздела о хозяйственном руководстве и управлении что должен представлять собой рабочий и крестьянин? Надо бы затронуть этот вопрос.

Талызин.

Доклад сильный. Предлагаю там, где говорится о машиностроении, добавить химию и металл… Чтобы химики и металлурги себя увидели в таком важном документе. А пока там слова о них нет. А они же – в основе всего!

Бирюкова.

Хотелось бы еще точнее сформулировать положения о роли партии. При обсуждении тезисов и в результате ряда публикаций возникли туманности, сбивающие с толку. Задают вопросы, как будут строиться отношения райкомов, обкомов с исполкомами, с Советами, с министерствами. У части партийных кадров возникает растерянность. Профсоюзы упоминаются «через запятую», в перечислении. А они ведь занимаются и соцстрахом, и безопасностью на производстве, и нормативами труда, и зарплатой. Может быть, передать целиком все эти функции из госкомитетов профсоюзам?

О контроле. Он у нас четырехслойный. Не нужно нам столько. Надо установить единообразие в контроле. О женщинах. В руководящем звене их представительство сокращается. Это заметили и за рубежом. Может быть, сформулировать эту проблему как одно из важных направлений кадровой политики партии.

Маслюков.

В докладе два потока мысли – массовый и научный. Они все время пересекаются… Мы до сих пор не нашли еще способа, как уйти от валового подхода в экономике – ни практика, ни наука.

Горбачев.

Главное для нас – сориентировать предприятия на удовлетворение потребностей населения. Наука не имеет ответов на вопрос, что такое современный экономический механизм переходного периода. И практика занимается набиванием шишек на лбу. Надо сказать об этом в докладе.

Маслюков.

Да. Многими вопросами мы теоретически и практически не овладели.

Горбачев (заключает).

Наше обсуждение показывает, что все дума" ют о том, как вести страну дальше. То, что мы начали, захватило и страну, и мир, всю цивилизацию, которую отличает все большая целостность при всех ее противоречиях. Проходим огромные испытания. В этом наша судьба, выходим к таким идеям, которые позволяют говорить о том, что задачи наши уже относятся к новому этапу перестройки.
И мы выполняем свою задачу авангарда перестройки. Есть надежда, что меры, которые намечаются, позволят выйти нам на уверенную дорогу в развитии нашего общества. Доклад на конференции будет первым, когда конструктивное превалирует над негативом, над критикой. Это значит, что мы уже втянулись в практическую работу.»
Tags: XIX партконференция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments